Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: usa (список заголовков)
22:19 

Maxfield Parrish (July 25, 1870 – March 30, 1966)

Лилии не прядут


Daybreak, 1922



@темы: art, USA, illustration

23:26 

"Маленький Принц".

Лилии не прядут
Cate Blanchett – Photoshoot for W Magazine December 2015







+7

@темы: vogue, media, fashion, USA, Cate Blanchett

00:43 

Through the Ages

Лилии не прядут




Richard Avedon helped to define the post WWII woman with his imagery of impossibly elegant women, theatrically posed within Avedon’s signature theatric narrative style. Dovima with Elephants is one of Avedon’s most well-known photographs featuring the model Dovima dressed in Dior at the Cirque d’Hiver of 1955 in Paris. To celebrate the relaunch of Harper’s Bazaar UK, previously Harper’s and Queen since 1970, in March of 2006, Norman Jean Roy photographed actress Cate Blanchett in a black Vivienne Westwood bodice and skirt ensemble similarly positioned amongst elephants, perhaps an homage to Avedon’s rich history at Harper’s Bazaar.

(c)

@темы: vogue, photography, fashion, USA, Cate Blanchett

00:34 

Cate Blanchett by Steven Klein for Vogue USA (NOVEMBER 2006)

Лилии не прядут
22:52 

14 интересных фильмов, посмотренных в 2015 году. Часть 1.

Лилии не прядут
Пишу в порядке просмотра.

Приключения Бобренка / Mèche Blanche, les aventures du petit castor (2008)



Замечательный фильм, снятый французами в канадском заповеднике, о жизни животных. В центре внимания — семья бобров, где есть мама и двое детей. Белый Хохолок, старший сын бобрихи, любознательный малыш, постоянно ввязывается в какие-то приключения, пока однажды его не уносит очень далеко от дома вниз по течению. Теперь он должен вернуться к семье как можно быстрее, ведь не только его, но и маленькую сестру подстерегает опасность.
Фильм снят в жанре сказки, где животные приходят друг к другу на помощь и взаимовыручку. Показывается множество сценок из жизни заповедника — здесь можно также кратко понаблюдать за енотом, семьей медведей, рысью, дикобразом, волками... И, конечно, очень многое дает озвучка неподражаемого Николая Дроздова. Когда добрый дедушка переживательно-наивным, но вкрадчивым голосом с неподражаемыми интонациями рассуждает о сне малыша в незнакомом лесу: "Что же ему снится? ЧУДОВИЩНЫЕ кошмары?.." или об охотнице-выдре: "Она хочет полакомиться БЕЗЗАЩИТНОЙ сестричкой" — это вносит неожиданное веселье в просмотр очень милой картины. Отдельно можно отметить работу дрессировщиков, которые натаскивали животных "для ролей", приманивая диких и тренируя более-менее ручных.

Исчезнувшая



В свое время я посчитала фильм обязательным к просмотру всем парам в возрасте от 18 до 35-40. Фильм — чуть ли не самая злободневная картинка, посвященная пресытившимся мужьям и слишком услужливым женам. Вот только в данном случае умная, образованная жена поняла, что с помощью обожаемого мужа низвела себя до положения неинтересной домохозяйки, потеряв его любовь и уважение; в голове "перемкнуло", и она решила, что все средства хороши, чтобы отомстить, а позднее осознала, что для нее важнее сохранить личное счастье (а мужа она по-своему, но любит). В результате — отличный триллер, и здесь — огромная заслуга режиссёра. Мне кажется, книга должна быть более примитивной, а здесь получилась Выдающаяся история о современных отношениях, о браке, об утрачиваемых ценностях и иллюзиях. Также безжалостно показана роль СМИ, вмешивающихся в дельце, пахнущее скандалом, раздувающих и искажающих факты. Поучительно и незабываемо. Браво.

Хранитель пламени



Достаточно нуарный голливудский фильм 1942 года, в котором неожиданным для меня оказался сюжет: в автокатастрофе погибает достаточно видная фигура, один из фетишей американской нации, "путеводная звезда свободы"; журналисты жаждут новостей, но вдова, отгородившаяся от мира в роскошном особняке, не спешит с ними общаться. Самый ловкий пробирается в поместье и обнаруживает, что в произошедшем есть нечто странное и непростое. Он начинает своё расследование. В результате всё переворачивается с ног на голову и тонет в грозовых раскатах. Хэппи-энда тоже нет.
В картине делается попытка осветить привлекательность честолюбивых идей национал-социализма для американских граждан — и предостеречь их. Спенсер Трейси своего героя-разоблачителя напускной благопристойности отыграл на отлично. Роль Кэтрин Хепберн, к сожалению, совсем не удалась. Зря она настояла, чтобы ее взяли в состав этого фильма.

Дети болота



Очень приятное знакомство с Жаном Бекером в экранизации романа Жоржа Монфоре, к сценарию и адаптации которого приложил руку Себастьян Жапризо ("Бег зайца через поля", "Убийственное лето"). История двух друзей, живущих "по старинке" на болоте, один из которых — веселый, но малость непутёвый толстяк-семьянин Риттон, а второй — добрый, хоть сдержанный и обособленный, волей случая оказавшийся в этих местах, но привязавшийся к Риттону бывший солдат Гаррис. Их простая жизнь, переплетающаяся с судьбами жителей провинциального городка, на фоне почти не тронутых человеком образов девстенной природы — как глоток свежего воздуха, дополнительно облагороженный в доверительных воспоминаниях рассказчика от первого лица, дочери Риттона, которая тогда была совсем маленькой. Фильм удивительно светлый, тёплый и только о положительных качествах, которые есть в людях, показывает их с невероятной любовью. Французское обаяние деревенской жизни тоже на месте. =)

Диалог с моим садовником



Второй фильм Жана Бекера, который я посмотрела под впечатлением от "Детей болота". Такой же поэтичный, проникнутый любовью к людям. Из простых, но западающих в память надолго, тогда как о поразивших иных сюжетах через пару лет и не вспомнишь. Горожанин, художник, рисующий свои картины в стиле современной живописи, когда "ничего не понятно", приезжает в старый дом своих родителей, где по найму садовником устраивается работать его друг детства. И выясняется, что у этих двух людей несмотря на разное социальное положение — искренняя, естественная привязанность, совершенная безыскусность отношений, словно они были знакомы всю жизнь. Чистосердечно садовник высказывает свои взгляды, помогая художнику получше разобраться в сложном для него периоде, дарят же они друг другу искреннюю поддержку и радость общения. В их теплоте купаешься, словно в лучах солнца, словно и тебе передается откровение обретения настоящего товарища.

@темы: America, USA, Europe, Франция, movies, culture, art

13:21 

Philip Dick is certainly amusing

Лилии не прядут
Getting to his feet he crossed the waiting room to the Padre booth; seated inside he put a dime into the slot and dialed at random. The marker came to rest at Zen.
“Tell me your torments,” the Padre said, in an elderly voice marked with compassion. And slowly; it spoke as if there were no rush, no pressure. All was timeless.
Joe said, “I haven’t worked for seven months and now I’ve got a job that takes me out of the Sol System entirely, and I’m afraid. What if I can’t do it? What if after so long I’ve lost my skill?”
The Padre’s weightless voice floated reassuringly back to him. “You have worked and not worked. Not working is the hardest work of all.”
That’s what I get for dialing Zen, Joe said to himself. Before the Padre could intone further he switched to Puritan Ethic.
“Without work,” the Padre said, in a somewhat more forceful voice, “a man is nothing. He ceases to exist.”
Rapidly, Joe dialed Roman Catholic.
“God and God’s love will accept you,” the Padre said in a faraway gentle voice. “You are safe in His arms. He will never—”
Joe dialed Allah.
“Kill your foe,” the Padre said.
“I have no foe,” Joe said. “Except for my own weariness and fear of failure.”
“Those are enemies,” the Padre said, “which you must overcome in a jihad; you must show yourself to be a man, and a man, a true man, is a fighter who fights back.” The Padre’s voice was stern.
Joe dialed Judaism.
“A bowl of Martian fatworm soup—” the Padre began soothingly, but then Joe’s money wore out; the Padre closed down, inert and dead—or anyhow dormant.
Fatworm soup, Joe reflected. The most nourishing food known. Maybe that’s the best advice of all, he thought. I’ll head for the spaceport’s restaurant.

@темы: quotes, literature wars, fantasy, USA

20:23 

Джин Тирни

Лилии не прядут




'Dragonwyck' (1946)



'Sundown' (1941)



'The Return Of Frank James' (1940)

+18

@темы: USA, actresses, ladies, vintage, vintage photos, women

19:24 

Maude Fealy

Лилии не прядут


At the Lyceum Theatre



Celebrity of the stage



Feathers



Flowers



Harper's Weekly

+76

@темы: USA, actresses, ladies, vintage, vintage photos, women

22:56 

Правила жизни - Вигго Мортенсен (из Esquire)

Лилии не прядут
Вы никогда не узнаете про меня всей правды. Это не нужно ни вам, ни мне.

Кажется, я впервые задумался об актерском мастерстве в восемь лет, когда на утреннике играл жопу дракона. Дракон был длинный, и нас было двое — я и еще один пацан. Ему достались голова и все родительские аплодисменты. А я сидел в жопе и думал: «Так вот что такое быть актером».

Ненавижу болтать про детство, семью, личную жизнь и прочее персональное дерьмо. Скажешь словечко, а потом жалеешь всю жизнь.

Похоже, я возглавляю список самых необщительных актеров. Что тут сделаешь? У меня не хватает времени для самого себя. Откуда у меня возьмется время для других?

В киноиндустрии есть лишь один стандарт, который мне по-настоящему нравится. Это стандарт для пресс-интервью — один час. В самый раз, чтобы наговорить ерунды и не дать журналистам подобраться к твоим внутренностям.

Кто-то считает меня секс-символом, кто-то считает меня седым пердуном, а мне самому не хочется разубеждать ни тех, ни других.

Мне не нравится титул «самый сексуальный мужчина из ныне живущих». Потому что он косвенно предполагает наличие сексуальных мертвецов.

Самые страшные люди — это те, которые пытаются понравиться всем.

Можно быть грустным. Или злым. Или раздавленным. Или безумным. И каждый раз можно найти для себя оправдание. Но нельзя быть скучным. Потому что для тех, кто скучен, не существует никаких оправданий.

Имеется у меня одна проблемка: совершенно не умею запоминать хорошие шутки.

Дикие кролики вечно лезут под колеса, как безумные. Даже странно, что за всю свою жизнь я сбил лишь одного. Это было поздней ночью. Что-то долбанулось о бампер, и я ударил по тормозам. Я сразу понял, что это кролик, и вышел из машины, чтобы удостовериться — жив он или мертв. Если бы кролик оказался жив, я бы, наверное, просто спихнул его с дороги — чтобы он оклемался и ушел в лес. Но он был абсолютно мертв. И я подумал: «Какого черта пропадать добру?» Так что я взял его с собой, а потом изжарил его на открытом огне. Кролик был толстый, вкусный, нажористый. И главное, я точно знал, что он свежий. Редкое ощущение, если ты привык отовариваться в супермаркете.

читать дальше

(c)

@темы: USA, America, Вигго Мортенсен, culture

02:45 

Лучшие фантастические романы 20 и 21 века по версии журнала LOCUS. Ч. 3.

Лилии не прядут
 


Лучший фэнтези роман 21 века


1. Нил Гейман «Американские боги»

Главный герой Тень, отсидев 3 года в тюрьме, выходит на свободу. Он ещё не подозревает, что главные испытания ждут его впереди.
Его жена Лаура погибает в автокатастрофе… Дома Тень поджидает странный человек по имени Среда, который представляется беженцем из какой-то далекой страны и вовлекает героя в запутанные события, связанные с расследованием серии убийств на всей территории США...


Гейман пишет книги на потребу современным питерам пенам, их еще называют инфантилами. У него стремная фамилия и Пратчетт в соавторах, что ему в плюс. (Это если жестко и некорректно )) (с)

В общем, Гейман мне не близок. Не знаю, почему. Возможно, он уж слишком порождение Духа Времени и он принадлежит тому поколению, которое пришло после моего, но это не мое мироощущение. Для подобного нужно то ли быть малость потерянным, то ли не до конца осознавать и понимать свое пребывание в этом мире, то ли считать его самое неясным и примешивать к этому чувству толику безумия. Какая-то беспомощность требуется для восприятия геймановских миров, слабость при взаимодействии с Нашей Реальностью. То ли всё вместе. И это... вовсе не мой случай, не моя тема. То, что он считает нужным поведать, как он это делает - я игнорирую за ненужностью. Не моё.

2. Сюзанна Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

Отзыв уже оставляла здесь. Ещё раз можно расписаться в своей любви. Десять лет упорства стоили того, чтобы создать шедевр и сказать абсолютно новое слово в литературе - не просто фантастической - художественной, создать абсолютно самобытный поджанр. Для меня это роман самого высокого уровня, нечто большее, чем просто 10 из 10. Слишком непривычен поначалу, и стабильно неспешен, это повествование и описание, не рассуждение, но отпугнуть это не должно, зато потом всех любителей Англии ожидает стопроцентное вознаграждение. Люблю его за байки, за самобытный и одновременно каноничный мир фей, за занудство Норрелла, за отвагу и безумства Стренджа, за салонный шик и военный блеск, за альтернативность повествования, которое опасно близко к яви, за прекрасного дворецкого Чилдермасса и всемогущего Короля-Ворона. Спасибо Кларк за традиционность, за консервативный лоск стилизации, за объемность, за продуманность, за шлифовку и - за отсутствие всяких "миссий", морали и поучений.

3. Патрик Ротфусс «Имя ветра»

"Однажды юный Квоут – эдема руэ, актер из бродячей труппы и ученик арканиста, услышал от своего отца о чандрианах – странных и страшных демонах — то ли реальных существах, то ли героях легенд и детских песенок-страшилок. Никто не догадывался, что песня о них будет стоить родителям Квоута и всей труппе жизни, а его самого толкнет на дорогу, полную приключений и опасностей. И кем бы он ни был – бродяжкой, студентом Университета или трактирщиком, он будет разыскивать след ужасных существ, встреченных однажды ночью на пепелище, где сгорело его беззаботное детство."

Не захватывает данный мир серии "меча и магии". Я бы повременила с чтением и подождала бы отзывов на более зрелые работы автора. Боюсь, дебют слишком восторженный и неправдоподобный даже для фэнтези, пусть и начало "Хроники королевского убийцы".

4. Чайна Мьевиль «Шрам»

На палубе океанского лайнера в новую «Нью-Кробюзонскую» колонию под названием «Нова Эспериум» перевозятся заключенные и рабы, их тела переделаны в необычные гротескные формы и подобия по прихоти своих хозяев. Но на палубе лайнера находятся не только они, в новую колонию плывет так же и группа путешественников. Хотя, может быть и не просто путешественников. Каждый из них имеет свои собственные причины убегать и скрываться из «Нью-Кробюзона».
Но «Вздутый Океан» не так прост, лайнер ждет в пути много опасностей. В том числе и пираты...
Хотя это и не совсем простые пираты...


О Чайне Мьевилле я встречала множество лестных отзывов. Существует и призыв его книг, а призывность на уровне интуиции для меня всегда была важна, поскольку практически никогда не подводила. Странно - не читать, но уже давать признание и согласно присоединяться к хору восторженных голосов об "одном из лучших фантастов последних лет". О Нью-Кробюзоне наслышана. Каждая новая книга Чайны для меня интересна. Знакомство с новейшим безумным сюрреализмом скоро состоится.

У меня лежит подаренный НФ Embassytown Мьевилля, но я пока не принимаюсь за него. Потребует усилий. И - предчувствую интеллектуальный челлендж.

В далеком будущем человечество колонизировало далекую планету Ариэку, на которой обитают загадочные ариэкей, разумные существа, на уникальном языке которых способны говорить лишь несколько “измененных” людей-послов. Колонистка Эвис Бреннер Чхо вернулась в Посольский город (Embassytown) после нескольких лет полетов в космосе. Она не говорит на языке ариэкей, но сама по себе является его частью, живой фигурой речи. Когда из-за политических интриг на Ариэку прибывает новый посол, хрупкое равновесие между людьми и туземцами нарушается. Близится катастрофа, и Эвис не может решить, кому остаться верной: мужу, которого больше не любит, системе, которой уже не доверяет, или месту в языке, на котором не говорит, но который говорит посредством нее.

Чувствую, в этой книге хватит энигматики, а еще, судя по всему, она взорвет мне мозг лингвистической насыщенностью (обойдемся без филологической подготовки), потребует мышления на английском и корпения со словарями. Для переводчика это полезно, но я хочу прочесть без перерывов, а тут нужна моральная готовность плюс выносливость. Впрочем, хороший язык априори облегчает любую подобную задачу.

5. Джордж Мартин «Пир стервятников»

Ох, ну почему не "Танец с драконами"? "Пир стервятников" - наиболее разочаровавший меня роман (как переходной?) в ПЛиО, а вот "Танец", наоборот - наиболее порадовавший. В "Танце" у нас наконец появилось хоть какое-то время на психологическую обоснованность поступков и логику развития действия, моя прелесть, ну и Эссос, моя любовь, занимает значительную часть в романе как театр событий. Вестерос же пусть захватывают Иные и зомби. Однако же, Мартину шлю мои лучи добра в благодарность за создание одного из самых увлекательных фэнтезийных миров на рубеже 20 и 21 века.

@темы: literature wars, fantasy, books, USA, 9 muses

03:02 

Лучшие фантастические романы 20 и 21 века по версии журнала LOCUS. Ч. 2.

Лилии не прядут
Лучший фэнтези роман 20 века


1. Дж. Р. Р. Толкин «Властелин Колец»

Пожалуй, можно без комментариев. Это больше, чем просто Книга. ) Это то, что Есть, и качественно меняет и людей, и их судьбы. Без дураков. )

2. Джордж Мартин «Игра престолов»

Мартину - второе место??? Видимо, на волне популярности. Да, Мартин - толстый тролль, а вы - его еда :) но ничто, ни одно произведение меня так не веселило, как ПЛиО. Я читала залпом, иронизировала, издевалась, но не могла воспринимать происходившее всерьез. Стеб и сарказм в качестве ответных реакций на предлагаемые раздражители переходили все разумные границы. В "Игре Престолов" не было НИ ОДНОГО симпатичного мне персонажа, которому я бы не желала достойной либо, скорее, недостойной кончины. =) Я искренне радовалась, когда очередной герой отправлялся к праотцам и печалилась, когда кому-то суждено было по причуде писателя избегать гибели, особенно Старкам.

3. Джон Р.Р. Толкин «Хоббит»

Увлекательная, добродушная в лучших хоббитско-английских джентльменских традициях, чудесная любимая сказочная повесть отменного качества. 1 января Питер Джексон и Ко вновь меня ждут, на сей раз в Москве. :)

4. Урсула Ле Гуин «Волшебник Земноморья»

Я читала 3 романа "Волшебника" после Хайнского цикла, а "Техану" - чуть позднее, но книги почти не оставили во мне следа, их содержание я помню смутно. Там очень много грусти и чисто женской тьмы, хоть и много пейзажных красот (привет Горо Миядзаки). Качественно, но не блестяще, имхо.

5. Роджер Желязны «Девять принцев Амбера»

Мне безумно нравится идея Янтарного Королевства. (Мироустройство - нет адекватных слов совсем). Безумно нравится само семейство и их разборки. (Я субъективно неравнодушна к любым кровным разборкам, особенно между братьями). Безумно нравится язык. Безумно нравится самый первый, ещё советский перевод первых двух книг "Пятикнижия Корвина". Я безумно неравнодушна была тогда к розам и пафосному сочетанию черного и серебряного. Была влюблена в Корвина и его Париж. Да, я рада, что успела прочесть эту книгу именно не поздно, еще не утратив необходимой наивности для свежести восприятия подобных пафосных красивостей. :) Это - одна из самых увлекательных для меня книг, в ней - огромная плотность моментов, которые цепляют лично меня субъективно. Обероны с Единорогами тоже радуют. В общем, сплошной восторг.

От себя: мне не хватило The Deathly Hallows Джоан Роулинг в 5-ке лучших. Оставляю "чистую" запись "по горячим следам" 2007 года:

Удовольствие, полученное мною от прочтения книги, сравнимо – и то не настолько явно и параллельно – с «Властелином колец». Я не ожидала от книги ничего сверхъестественного, более чем сверх возможностей Роулинг написать действительно хороший, интересный, нравоучительный сюжет, обладая секретом привлекать сердца людей по всему миру. Шесть книг всегда читались взахлёб, каждая – за ночь, любимой была третья – я до самого конца считала Сириуса Блэка последним мерзавцем, и никак не могла предвидеть именно такой развязки. Но по мере того, как я углублялась, внимательно просматривая каждое слово на английском, в седьмую, заключительную книгу, я понимала, что занимательный сюжет превращается в настоящую притчу, что он становится не просто классикой жанра, но классикой мировой литературы на высочайшем уровне.
Все те книги, прочитанные мною за последний год… ни одна так глубоко не поразила, не оставила такого впечатления, таких слёз позади.
Восхищаюсь тем мастерством, которым владеет писательница – в изображении человеческой души главного героя, в обосновании всех поступков, того единственно правильного пути, которым идёт Гарри, не сворачивая, особенно с того времени, когда происходит сцена, когда Гарри копает могилу Добби. Всё просто переворачивается внутри, как переворачивается тогда, когда в книге мы доходим до Гефсимании Гарри Поттера, до его принятия возможности умереть, до его самопожертвования – что облечено замечательными словами, сопровождающими его путь, вслед за библейскими сценами, за сценой восхождения Аслана, ничуть не худшими… горе, страдания… книга и для детей и не только для них… возможность понять с главным героем, что смерть – не худшее, что есть и творится на земле… Возможность принять это самопожертвование, веря, что оно, как ничто иное, способно в какой-то момент сделать Землю чище. Я не ожидала, далеко не ожидала… настолько сильно потрясена.

@темы: 9 muses, USA, books, fantasy, literature wars

02:10 

Лучшие фантастические романы 20 и 21 века по версии журнала LOCUS. Ч. 1.

Лилии не прядут
Без рецензий, к каждой даю свои воспоминания/комментарии.

Лучший НФ роман 20 века


1. Фрэнк Герберт «Дюна»

Безусловный и бесспорный лидер. Одна из первых книг, прочитанных в оригинале ("Его звали Пауль" - редкостный бред, имхо). Полностью воссозданный мир. Безупречно прописанные персонажи. Бесподобно выверенные экология, флора и фауна планеты. Безукоризненные сюжетные линии. Политика, быт, отношения, космические законы сбалансированы в идеальном равновесии друг с другом. Организм единый, который дышит, которым живешь во время чтения и проваливаешься в прекрасный язык. Ничего лишнего. The Dune совершенна, сферически, в вакууме.

2. Орсон Скотт Кард «Игра Эндера»

С писателем знакома исключительно по книге "Invasive Procedures", привезенной мне из Америки и не знаю, по какому принципу выбранной в подарок. Я не сильно жалую детективы и триллеры, а книга, написанная в сотрудничестве с Аароном Джонстоном, претендует на сценарий для экранизации Голливудом, что накладывает мешающую лично мне "модность" на книгу и штампы в поворотах сюжета. Для меня книга словно была сверстана "по рецепту" из тех-то и тех-то компонентов. Слишком американская. Но второе место по версии LOCUS заставит меня пересмотреть взгляды и поближе познакомиться с чистым НФ направлением творчества автора. Думаю, в напряжении и умении держать интригу она точно не подкачает.

3. Айзек Азимов «Академия. Первая трилогия»

Не интересовалась Азимовым, не близок, для меня непривычно насыщение технологической составляющей при подобной масштабности. Мельком видела экранизации книг - очень далеко от меня и сферы моих интересов.

4. Дэн Симмонс «Гиперион»

А здесь совершенно противоположная ситуация. Давно уже хочу почитать. И знаю, что понравится. Из Симмонса читала "Трою" - фэнтезийные "Илион" и "Олимп", бесподобно и бесконечно моё-родное. (Здравствуй, Китс!) Не знаю, как, но в одной дилогии Симмонс соединяет всю мировую литературу, от древних греков и римлян и до современности, в одну дружную семью. И кого он выбирает - всех до одного (это больше, чем совпадение!), мною обожаемых, варит из них ноосферный суп на энных контурах сознания, еще и троллит по ходу действия. (Троллит, спешу заметить, так, что поддаешься троллингу). Но - переживаешь, ужасаешься, смеешься. Архетипы, аллюзии, замес мифологии, классики, хоррора, пост-апокалиптического мира - во всём этом можно бесконечно плавать, купаться, летать. Besides. У нас с Симмонсом - одинаковые Кумиры, два столпа литературы - Шекспир и Пруст. В общем, я непростительно прокрастинирую с его НФ сагой уже 8 лет.

5. Урсула Ле Гуин «Левая рука тьмы»

Когда слышу это название, возникает вполне конкретное желание. Kneel down and pray. Одна из самых знаковых книг в моем становлении (мне тогда было 17). Вначале я прочла 3 предшествующих ей романа об Экумене Хайнского цикла, была поражена философией и гуманизмом, но эта явилась венчающей. По некоторым личным причинам - ближе "Дюны", хотя "Дюна" превосходит объективно в мастерстве и масштабе; Гетен не уступает Арракису в цельности и совершенной законченности, многопластовости. Цивилизационно - также высочайший уровень. Пласт социологии, этнографии - великолепен. И - книга выигрывает в противостоянии-сотрудничестве двух лиц, на которых сосредоточено повествование, от лица которых оно ведется попеременно, местного чиновника и посланника человечества. Смена взгляда очень важна и может несколько раз "оглушить" в отдельных кульминациях, вплоть до торжественной главной, позволяющей миссии осуществиться. Главный персонаж книги, Эстравен - один из самых близких (если не самый близкий) лично мне внутренне из всех, созданных мировой литературой. Да и весь Хайнский цикл - ода терпимости, человечности, шедевральная надежда.

@настроение: Nia, благодарю за наводку =)

@темы: books, USA, 9 muses, fantasy, literature wars

21:10 

Jessie Arms Botke (American, 1883-1971), "Wisteria"

Лилии не прядут

@темы: art, USA

23:23 

The Road Not Taken

Лилии не прядут
Two roads diverged in a yellow wood,
And sorry I could not travel both
And be one traveler, long I stood
And looked down one as far as I could
To where it bent in the undergrowth;

Then took the other, as just as fair,
And having perhaps the better claim
Because it was grassy and wanted wear,
Though as for that the passing there
Had worn them really about the same,

And both that morning equally lay
In leaves no step had trodden black.
Oh, I marked the first for another day!
Yet knowing how way leads on to way
I doubted if I should ever come back.

I shall be telling this with a sigh
Somewhere ages and ages hence:
Two roads diverged in a wood, and I,
I took the one less traveled by,
And that has made all the difference.

Robert Frost

@темы: 9 muses, USA

20:03 

В защиту Америки. Часть 1

Лилии не прядут
Взглянуть на нашу страну. Без плана развития, без экономической стратегии. Что мы строим? Какие у нас цели? Идеи? Чего мы хотим достигнуть в охвате целого государства, а не для отдельного человека - себя? Существуют вещи, которые способны сплотить, но - ненадолго, это не та мечта, будь то о благосостоянии, могуществе, процветании, мечта национальной категории, где один может стоять за другого. Нет этого понимания.

Окинуть взором страну - и понять, что то, во что превратились все сферы - политическая, судебная, экономическая - благодаря "усилиям" всех без исключения - за 17 лет - ужасно. Ждать, пока вызреет новая психология - долго. Некоторые принципы усваиваются из поколения в поколение, лишь бы было удобно.

У нас никто не скажет: "Я умею делать это. Я готов взять за это ответственность и довести до конца". Никто не скажет: "Это моя оплошность, это моя вина". И люди до сих пор легко прощают промахи, оплошности - не потому ли, что "они", там, такие же, как мы? Способные ошибаться, ленивые, мечтающие об очередном празднике? Обожающие халтуру, искренне считающие, что за нее не зазорно получать деньги. Слишком высоко себя ценим. Слишком активно ругаем всё, на что потом посмотрим сквозь пальцы. С какой-то злобой у отдельных вырывается нелюбовь к родной стране. Столь же низко, на самом деле, стоят они.

Американцы, глупые американцы... так искренне испытывающие гордость за свою страну, её национальные символы. Им никогда не понять - как это - отдать в знак дружбы с Японией трофей - знамя, захваченное советскими войсками во время 2-й мировой. Или разорить банк, носящий имя государства - раз плюнуть.

У них нет пустозвонов. У них гораздо меньше безнаказанность в высших эшелонах власти. Или твоя работа видна, или тебе нечего и мечтать о следующем сроке. А могут сместить и досрочно...

Нас боятся, как зачумленных - естественно, ломать - не строить, а строить - нет, не научились пока ни на йоту. "Займитесь у себя делом" - твердят со всех сторон - но мы ужасно гордимся собой, и считаем, что везде все должны быть нам рады. Американцы подомнут под себя всю планету, но минимизируют риски и последствия очередного кризиса для своих сограждан. А мы должны ждать, пока предприимчивые дельцы, с радостью усугубляющие положение, нагреют себе руки.

Не буду говорить о большей или меньшей их цивилизованности - понятия относительны, но это кажется мне менее диким, чем наша действительность.

@музыка: Therion - Emerald Crown

@настроение: Нелюбимая зима близко, но ведь я сама - зимняя?

@темы: USA, экономика

22:41 

В защиту Америки. Пролог.

Лилии не прядут
[...] Ваш покорный слуга, европеец, вполне довольный своим происхождением, никогда не мечтал посетить Соединенные Штаты. За двадцать с лишним лет скитаний у меня так и не возникло желания побывать в этой стране. Пусть себе едут, кому интересно. Теперь я думаю, что менять иногда своё мнение если не мудро, то уж наверняка честно.Когда я всё же отправился в Штаты по неотложным издетельским делам, многие из моих самых серьезных опасений не замедлили подтвердиться. Однако мне посчастливилось обнаружить по-настоящему красивые и волнующие вещи, места и лица. Я нашел там благородство, культуру и друзей. Меня поразили книжные магазины, библиотеки, галереи и необычные музеи. Я повстречал людей, которые рассуждали об истории моей страны с глубиной, которой не хватает слишком многим испанцам.
С Говардом мы дружим уже несколько лет; с тех пор, как я показал ему Севилью и бары Трианы, и подарил серебряный кубок из ювелирного магазина в Кампане, неподалеку от киоска моего приятеля Курро. Это был настоящий кубок тореро. На нем не успели выгравировать имя, и Говард сделал это дома, у бруклинского ювелира. Мой друг родился в Бруклине и живёт в нём до сих пор, правда, теперь в доме с видом на реку и мост. Говард - воплощение американской мечты. Он из бедной семьи, работал как проклятый и наконец смог купить себе превосходный дом. Этот дом - единственное, что жена Говарда оставила ему после развода. Рок-певица, смуглая красавица, она разбила моему другу сердце, но зато подарила ему прекрасну дочь, которую Говард обожает. Он подружился с новым бойфрендом своей жены, чтобы почаще видеть дочурку. Элегантность и европейские манеры Говарда очень нравятся женщинам, но ни одной из них он не позволяет встать между собой и своей дочерью. Они часто гуляют по Бруклинскому мосту, взявшись за руки, как двое влюбленных. Иногда Говард оборачивается ко мне и говорит: "Ты только посмотри на неё. Посмотри, какие глаза. Она так же красива, как ее мать, чертова ведьма!"
Как видите, Бруклинский мост играет в нашей истории не последнюю роль. Ещё нам нравится ресторан прямо под ним, напротив Манхэттена. Это здесь Говард сказал мне, что гордится своим происхождением - гордится, что был нищим пареньком из Бруклина. Он так пылко говорит о своём квартале, этот элегантный космополит. "Ты заметил, - спросил меня Говард, - что в любом голливудском фильме о войне есть крепкий парень из Бруклина?" На самом деле он говорил о себе самом, вспоминал собственное детство. И, слушая его, я понял Соединенные Штаты так хорошо, как не смог бы понять за всю свою жизнь. Особенно в тот момент, когда Говард вдруг задумался о чем-то и наконец гордо произнес: "My city", показав на небоскребы по ту сторону Гудзона. В тот момент я сумел полюбить Нью-Йорк почти так же, как мой друг.

Перес-Реверте, "Мой американский друг".


Нет, право же, я никогда не могла позволить себе роскошь презирать какую-либо отдельную нацию за не лучшие характерные качества, а уж тем более презирать целую страну хоть в чём-то, казалось бы, возможном для такого понятия, как осуждение.
Америка для меня была страной не национальностей, так называемый melting pot, а страной, в отличие от всего остального мира, где государства формируются скорее по национальному признаку проживающих там, людей особого склада - "страной больших возможностей". Тот, кто прошёл "естественный отбор" двух серьёзных войн, которые сформировали Америку, позднее создал условия для последующих поколений привечать бесконечные волны эмиграции со всего мира.
В самом деле, почему для многих Америка кажется, была и есть неким прообразом места, куда стоит стремиться. Ответ из начала - "страна больших возможностей", там действительно, если ты принадлежишь к упорному сорту, ты можешь добиться признания скорее, что не всегда возможно на Родине, каким бы распрекрасным человеком ты был. Проявляй себя для общества - вот заповедь. Но здесь уж действует особый склад характера, это должно быть в натуре - либо ты этому соответствуешь, либо нет, и там это понимаешь, и уже решаешь для себя - принимать ли это и прояснять для себя будущие изменения в этом направлении мышления человека, либо найти силы мириться, либо - вернуться назад.
Молодая страна носится с созидаемой ею культурой, коей от роду около 300 лет, особенно приветствуя всё новое, необычное, неповторенное до этих пор, чьи лавры, как патент, она может разделить по ограниченной лицензии, и упрекать её за это не стоит. Смитсониан Инститьюшнз стоят наряду с Метрополитен-опера, современное искусство всегда пользовалось финансовой поддержкой, если не государства, то коммерческих предприятий и частных лиц. Смотрящие и стремящиеся вперед, быть первыми, особенно почитали авангардизм.
Практичность, стремление воплотить в жизнь, прагматизм, мечтательность без отрыва от реальности - что ещё стоит поблагодарить за яркий критический реализм в литературе начала 20 века, Драйзера и Стейнбека, развенчивающих культ?

@музыка: Kamelot - This Pain

@настроение: the sooner the better

@темы: USA

Fiolette's

главная