Fiolette
Лилии не прядут
Аннотация: Зверски изнасилована десятилетняя девочка. Отец девочки расстреливает подонков.
Ему грозит газовая камера. Сможет ли блестящий адвокат, не проигравший ни одного дела, добиться признания невиновности своего клиента?


Кино не простое, неоднозначное, очень сильное по восприятию, смотрится легко. Очередная драма, основное действие которой происходит в суде. Молодой талантливый адвокат ведет в "белом" округе штата Миссисипи расстрельное дело негра, убившего двоих насильников своей дочери и ранившего полицейского при исполнении (ему ампутировали ногу). Очень приятно было следить за игрой МакКоннахи, получившего эту первую крупную для себя роль (1996 год) и ставшую для него прорывной. Наблюдая за тем, что он вкладывает в Джейка Бригэнса (а сам он тоже с юга), невольно я проводила параллели с детективом Коулом.

Что движет Джейком? Частично — ответственность за произошедшее, ведь убийца предупредил его о намерениях совершить преступление, а Джейк и пальцем не пошевелил, чтобы сообщить в органы о готовящемся покушении. Да и, что греха таить — кусочка славы тоже хочется, ведь дела в конторе идут неважно, а это шанс громко заявить о себе и обеспечить будущее. Амбиции здесь присутствуют.
Но прежде всего он — южанин до мозга костей. Примерив на себя ситуацию, если бы была так жестоко изнасилована его собственная дочь, он понимает, что поступил бы так же. Но вот белого человека оправдать в данных обстоятельствах на юге куда как проще. А в Джейке остро горит необходимость восстановить справедливость, где мерило — его совесть, вера, убеждения. Он мог бы стать, сложись обстоятельства, воспитание иначе, таким же оголтелым расистом — в нем чувствуется иногда фанатичная убежденность, безусловно ведущая к самопожертвованию во имя собственных идеалов. Но он играет за хороших парней и, как паладин, не согласен отступать ни на йоту. Безжалостный к себе, он так же требователен к другим, входящим в круг его друзей, бескомпромиссный, рискующий не только своей жизнью. Впрочем, эксперта Эллен Роарк он не хочет брать в помощники помимо общей изначальной враждебности к северянке еще и потому, что она, посторонняя, войдет в круг подвергающихся опасности близких, а он — парадокс! — уже этого допустить не может.
И на какой-то момент в его неуступчивости и (пока молодой) неуживчивости уже проглядывает Раст Коул, гениально сыгранный МакКоннахи и лично выбранный им себе в роль в "Настоящем детективе".

Противник Джейка в суде — окружной прокурор Руфус Бакли, которого играет прекрасно Кевин Спейси. Персонаж донельзя харизматичный, тщеславный, умный, искусный игрок с очень хорошими связями, использующий их и своё обаяние по полной. Это громкое дело — его шанс пробиться наверх, участвовать в политических махинациях, приобрести вес на будущих выборах. Он практически берет верх, несмотря на все старания Бригэнса.

И в конце, в ночь перед заключительными прениями, Джейк остается наедине с собой — и клиентом. А клиент, Карл Ли Хейли (великолепная игра С. Л. Джексона) — человек бедный, но непростой. Работяга честный, но если нагрянет черная полоса — вертеться сумеет. Он расчетливый, хитрый, и считай что эмпат-манипулятор, вовремя нажимающий в минуту своей беды на нужные кнопки. Ловко он взял еще в самом начале в оборот Джейка, сыграв на его самолюбии, не испытывая потому к нему пиетета. Ловко он организовал идею сбора помощи семье, зная, что на пожертвования ему наймут адвоката от ассоциации по защите прав черного населения, которая тоже хотела себе заработать очки славы, а потом их обставил, бросив в лицо им нечистые помыслы, "пока у меня семья голодает". И вот накануне вердикта, когда его адвокат практически сломлен, он подсказывает ему следующее:

- Присяжные должны отождествлять себя с подзащитным. В тебе они видят рабочего с лесопилки, а во мне - защитника. (...)

- Ты - белый, я - чёрный? Видишь, Джейк, ты мыслишь точно так же. Вот почему выбрал тебя. Ты один из них, понимаешь? Конечно, ты стараешься вытащить меня, но, всё равно, ты белый, а я чёрный. Но фактически ты такой же, как они. Ты видишь во мне не просто человека. Ты видишь чёрного человека. (...) Мы по разные стороны. Я никогда не видел тебя в моей части города. Хотя ты наверняка знаешь, где я живу. И наши дочери, Джейк, никогда не будут играть вместе. В Америке идёт война. И ты на другой стороне. Как чёрный человек может получить справедливый суд... если присяжные - враги, судьи - враги? Моя жизнь в белых руках. И ты, Джейк, такой же. Ты моё секретное оружие против этих плохих парней. Ты не хочешь этого, но ты такой. Ты так воспитан. Ниггер, чёрный, афроамериканец... Каким бы я ни был, ты видишь меня другим. Ты видишь меня, как и присяжные видят меня. Ты такой же. И здесь не нужны юридические зацепки, Джейк. Если бы ты был в этом жюри... ...Что бы понадобилось, чтобы убедить тебя дать мне свободу? Вот так ты можешь спасти мою задницу. Вот так ты можешь спасти нас обоих.


Признание истины разобщенности (люди не равны) вскрывает саму суть происходящего, возвращает, оставив суд, к отправной точке. И Джейк понимает, что способ победить — дать присяжным возможность увидеть своими глазами произошедшее, вскрыть основную причину, по которой он, сам белый южанин-консерватор, подписался на эту защиту, без денег и с угрозой для жизни. И этого от него не ожидал сам Карл Ли.

И в итоге никто оказался не нужен — ни мэтр-наставник, прозевавший неблаговидный факт биографии психиатра защиты, ни друг-адвокат, бросивший его на полдороги, ни девушка-стажер, сдавшаяся и чуть было не заставившая его самого сдаться при столкновении с насилием. Бригэнс одерживает победу, по сути, в одиночку. Можно отдать дань помощникам, отбиравшим вместе с ним подходящих кандидатов в жюри, дискредитировавшим эксперта-врача от обвинения и т. д., можно поклониться сочувствующим свидетелям, несмотря на давление судьи оказавшим свою поддержку обвиняемому, но в целом — ничего, что было бы не по плечу Джейку в его речи.

— Что в нас самих ищет истину? Сознание или сердце? Я взялся за это дело, чтобы доказать: чёрный человек может рассчитывать на справедливость на Юге. Что мы все равны в глазах закона. Это неправда. Глаза закона - человеческие глаза. Ваши и мои. Мы все должны быть равны, иначе правосудия никогда не будет. Правосудие будет лишь отражением наших предрассудков. Поэтому наш долг перед Господом - искать истину. Не глазами, не сознанием, не страхом, не ненавистью, продиктованной предрассудками. А своим сердцем. Другого способа нет.

Заключительная речь трогает последними словами, ради которых она и велась во всех жутких подробностях, даже прокурора, который достойно признает своё поражение, особенно не жалея и не сокрушаясь и уж конечно не негодуя — Джейк сумел достучаться, показать свою точку зрения даже ему.

"Я думаю, мы все здесь проиграли". Именно эти слова остаются послевкусием к фильму. Да, ответившего насилием на насилие в данных обстоятельствах оправдали, прецедент утвердился в правовой системе, но не отменить все жертвы. К финалу зрителя привели через кровь, огонь, увечья и побоище. В фильме благодаря книге есть правдивость жизненной силы, а потому неоднозначность. Бригэнс сумел повернуть систему, существующую в мире, где на самом деле люди не равны, а законы часто только потакают укреплению неравенства, вроде как воззвав к человечности, но парадоксально на самом деле вызвав жажду нанести ответный удар обидчикам, линчевать жестоких насильников детей, уж коли в правосудии прописано "мягкое наказание". Привет Расту Коулу, встретимся через 18 лет...

@темы: movies